VII. Псевдоисторические документы

С течением времени, по мере распространения христианства, интерес к личности Иисуса Христа возрастал. Уже вскоре после своего возникновения канонические Евангелия перестали удовлетворять возрастающий интерес к подробностям биографии Иисуса. Вокруг основателя христианства образовался определенный вакуум, который поспешили заполнить разного рода религиозные и литературные сочинения. Как правило, им пытались придать статус современных Иисусу документов и свидетельств. Прежде всего, к такого рода псевдоисторическим сочинениям относятся апокрифические Евангелия, представленные в четвертом разделе настоящего сборника. Но были подделки и иного жанра: будто бы открытые или найденные «письма», «записки», «акты», «воспоминания очевидцев». Поток подобной литературы не иссякает и по сей день.

В этом разделе представлены наиболее известные подделки, долгое время принимаемые за истинные документы времени Иисуса и успевшие стать составной частью христианской истории. В какой-то мере это исторические документы, поскольку они появились в определенную историческую эпоху и отражают ее настроения, ход развития религиозной мысли. Это так называемая «переписка» императора Августа с Иродом Великим, письма эдесского царя начала I в. Абгара Черного, другие эпистолярные сочинения (Послание Пилата в Рим, Послание Лентула), а также несколько вариантов приговора Пилата, вынесенного Иисусу Христу.

1. ПЕРЕПИСКА АВГУСТА И ИРОДА ВЕЛИКОГО

Переписка между правителями Рима и Иудеи по поводу прибытия к новорожденному Иисусу восточных магов (волхвов) с дарами встречается в трудах средневековых христианских писателей, главным образом, сирийских: Агапия Манбиджского (в арабском переводе), Михаила Сирийца и Абу-л-Фараджа (Бар Эбрея). Прохристианский характер цитируемых посланий достаточно очевиден. В тексте писем отчетливо проступают евангельские фразы и выражения, хотя сам материал почерпнут из апокрифических сказаний. Подобные же рассказы мы встречаем в сирийском христианском сочинении «Пещера сокровищ» (V–VI вв.), в арабской и армянской версиях Евангелия детства (раздел IV, документ 6), в славянской версии «Иудейской войны» (раздел II, документ 5), а также в апокрифическом Сказании Афродитиана (документ 2 этого раздела).

В христианской литературе рассказ о поклонении волхвов всегда занимал видное место. Прибытие восточных мудрецов к новорожденному Иисусу символизировало признание языческим миром новой религии. Надо заметить, что лежащий в основе всех этих преданий рассказ Евангелия от Матфея возник на эллинистической почве. Еврейские законоучители относились к магам-халдеям довольно настороженно, — в Вавилонском Талмуде маги называются богохульниками, а тому, кто повторяет их слова, обещается смерть (Шаббат, 75а, Сангедрин, 39а). Зато среди эллинистического населения, а также среди эллинизированных евреев диаспоры восточные мудрецы, звездочеты и предсказатели пользовались большим авторитетом и были популярными персонажами как светской, так религиозной литературы. Главе восточных магов Зороастру (Заратуштре) приписывалось множество сбывшихся пророчеств. Вполне закономерно, что сирийские христиане нашли у Зороастра пророчества и об Иисусе Христе[1]. Пророческим даром был награжден также легендарный месопотамский царь Нимрод, сын Хуша, который упоминается в Библии (Быт 10:8–9). Восточные христиане представляли Нимрода как могучего и мудрого царя, будто бы оставившего пророческие книги, в которых предсказывается рождение Христа.

Таковы основные мотивы, получившие в христианских преданиях оформление в виде переписки между императором Августом и Иродом Великим по поводу прибытия магов с Востока. Фигурирующий здесь некий ученый Лонгин, известивший Августа о рождении божественного младенца — лицо, ближе неизвестное. В христианской традиции Лонгином называется римский сотник, участвовавший в распятии Христа и уверовавший в него как в Сына Божия (Евангелии от Никодима, 10). Но в сирийских хрониках Лонгин представлен как историк, написавший книгу о «войне римлян с Антиохией, городом в Сирии», и эта ссылка является для нас загадкой: какой именно автор имеется здесь в виду? Помимо Агапия, на сочинение Логнина ссылаются Михаил Сирией и Абу-л-Фарадж (Бар Эбрей). Имеется ссылка на него и в сирийском христианском сочинении «Пещера сокровищ».

Отрывки из сочинений Агапия Манбиджского и Абу-л-Фараджа переведены по изданиям: Kitab al-'Unvan. Histoire universelle ecrite par Agapius (Mahboub) de Menbigj. Ed. A. Vasiliev. Part. II (1) // Patrologia Orientalis. Vol. 4. Paris, 1912. P. 463–467 [7–11]; Abu-l-Faraj (Bar Hebraeus). The Chronography. Ed. E. A. W. Budge. Amsterdam, 1976. Vol. 2. P. 47–48.

1а. Агапий Манбиджский. Книга титулов, II

(л. 2б) В тридцать втором году Ирода и триста девятом году [эры] Двурогого[2], в среду, 25 числа месяца кануна первого, а согласно греческому счету — в 12-й день лунного месяца родился Господь наш Мессия, — да будет Он славен! Со времени сотворения Адама минуло 5506 лет.

Перед этим годом прибыл от римлян правителем[3] Квириний, чтобы произвести перепись населения в подвластных областях. Каждый [при этом] должен был отправиться в свой город. И вот тогда Иосиф, супруг Марии, поднялся и отправился записаться...[4] После рождения Господа нашего Мессии, — да будет Он славен! — прибыли маги с Востока с дарами, чтобы преподнести их Господу нашему Мессии, — да будет Он славен! Ученый римлянин Лонгин рассказал об этом событии (л. 3а) в третьей части своей книги, в которой [описал] войну римлян с Антиохией, городом в Сирии, которая есть аш-Шам, — и он сообщил Кесарю: «Персы с Востока прибыли в твои владения и принесли дары Младенцу, родившемуся в Палестине. Однако, кто Он такой, и чей Он Сын, мне пока не известно». Так он написал Августу и послал ему письмо. И Август написал Лонгину и ответил в письме: «Я узнал из твоего письма о Младенце, родившемся в Палестине среди иудеев, которому маги, прибывшие с Востока, преподнесли дары, и что ты не знаешь еще, кто Он такой и чей Он сын. Я узнаю правду об этом и буду действовать по справедливости. Ирод, наш правитель в Иудеи, который, конечно же, должен знать о Нем, расскажет о Его происхождении и Его истории...4 name=s44"

И Август написал Ироду, своему правителю в Иудее, письмо следующего содержания: «От царя царей Августа — Ироду, сыну Антипатра, правителю Иудеи, привет! Мудрейший Лонгин сообщил мне, что в твоей стране родился Младенец, к Которому пришли персы и преподнесли Ему дары. Сообщи подробнее о Нем и о магах, прибывших к Нему, — по какой причине они прибыли, кто их послал и какие именно дары они преподнесли Ему? Ничего не таи от меня, заклинаю тебя Всевышним Богом, чтобы я все знал».

(л. 3б) Тогда Ирод призвал к себе магов и спросил их: что привело вас сюда? Маги отвечали ему: Великан (Нимрод), составивший для нас свои книги, пророчествовал в них: «Младенец родится в Палестине в грядущих веках; Он будет велик и все покорятся Ему. В качестве знамения этого воссияет звезда необычайной яркости, и вы отправитесь вслед за ее сиянием, взяв с собой мирру, золото и ладан, и когда найдете Младенца, преподнесите Ему все это, поклонитесь Ему и возвращайтесь. Если вы не сделаете этого, вас постигнут великие беды»[5]. И это пророчество сохранялось в нашей памяти и памяти наших предков, пока, наконец, не явилась эта звезда. И вот, когда мы увидели знамение, предсказанное нам нашим великим учителем, то последовали его велению; мы принесли дары и пришли увидеть Его (Младенца) и поклониться Ему.

Ирод сказал им: я нахожу ваш поступок прекрасным. Пойдите, разыщите Младенца, и когда найдете Его, то известите меня, чтобы и мне пойти поклониться Ему. Маги пошли, следуя за звездой, которая, придя в одно место, остановилась и не двигалась. Тогда маги вошли в пещеру, где находились Младенец с матерью, возрадовались великой радостью и, открыв привезенные сокровища, преподнесли их в дар и поклонились Ему. (л. 4а) Затем они отправились в обратный путь и не вернулись к Ироду.

Ирод же, увидев, что маги не вернулись к нему, весьма разгневался и велел перебить всех младенцев в округе Вифлеема от двух лет и выше, потому что Мессии исполнилось в то время два года. Но, благодаря промыслу Бога, Иосиф и Мария до этого взяли Младенца и покинули Вифлеем. Марии, матери Его, было тринадцать лет, а всего она прожила пятьдесят лет, и жила после вознесения Господа нашего Мессии шесть лет. Это происходило в сорок четвертом году Августа Кесаря.

Ирод послал Кесарю, правителю римскому, письмо, в котором написал ему: «Кесарю, правителю римскому, от Ирода, его служителя, привет! Царь царей предписал мне сообщить ему о Младенце, Который недавно родился в Иудее, и к Которому пришли маги и принесли дары. Знай же, что во времена древнего Великана [Нимрода] им был дан завет, который гласил: в конце некоторого времени в стране Иудейской родится Младенец, который будет судьей всей земли, и знамением этому станет появление в небе звезды, которая будет ярче всех звезд, и она укажет на Него. Тогда они пошли вслед звезде, куда она указывала, взяв мирру, золото и ладан, чтобы поклониться Младенцу и преподнести Ему дары. (л. 4б) Мне казалось, что они не найдут Его и возвратятся в великой скорби. Но они не колеблясь шли вслед за этой звездой, которую видели всегда [перед собой]. И они исполнили то, что наказал им Великан: преподнесли Ему золото, мирру и ладан. Я послал вместе с ними своих верных [людей], чтобы они сообщили мне о месте Младенца и чтобы, когда возвратятся ко мне маги, я бы отправил бы их тебе, царь царей Кесарь. Но они дали моим посыльным серебро, а сами бежали. Тогда я послал истребить в округе Вифлеема всех младенцев от двух лет и выше, и с ними, думаю я, погиб и этот Младенец. Вот что я сообщаю моему повелителю. Привет!»

Август Кесарь получил письмо Ирода и, прочитав его рассказ, размышлял...[6]

1б. Абу-л-Фарадж (Бар Эбрей). Хронография

(45) В сорок третьем году Августа, который был тридцать третьим годом Ирода и триста девятым годом греков[7], двадцать пятого числа месяца Кануна первого, перед рассветом третьего [дня недели] Господь Иисус Христос, Сын Божий родился по плоти от Девы Марии из рода Давида...

(46) Через тридцать лет после этого, в четвертый день недели, в шестой день месяца кануна последнего Христос принял крещение от Иоанна в Иордане. Когда нашему Господу было по плоти два года, Иосиф и Мария направились из Назарета в Иерусалим и остановились в Вифлееме, туда прибыли маги с почтением поклониться Ему. В ту же ночь он отбыли в Египет и оставались там два года, пока Ирод не умер; затем они возвратились. В то время, когда Святая Дева родила Его, ей было тринадцать или пятнадцать лет; а когда она скончалась, ей было пятьдесят один или шестьдесят три года.

Лонгин, римский мудрец, написал Кесарю о прибытии магов, говоря: «Персы, пришедшие с Востока, прибыли в твое царство и преподнесли дары Младенцу, который родился в Иудее, но кто Он такой и чей Сын, я пока не знаю». Тогда Август послал ему [ответ, гласящий]: «Ирод, которого мы поставили там сатрапом, должен известить нас о Нем».

Что касается года рождения нашего Господа, то хотя писатели (=историки) указывают на разные года, мы находим, что это совершилось в трехсот девятом году греческой эры, который начался во второй день недели, — помимо других вещей, которые они описывают. А Ирод, повелевший перебить младенцев Вифлеема, был наказан за это Господом; он страдал тяжелой болезнью в течение двух лет и умер в семидесятилетнем возрасте.


2. СКАЗАНИЕ АФРОДИТИАНА

Евангельский рассказ о поклонении волхвов послужил основой многочисленных апокрифических произведений, одним из которых является «Сказание Афродитиана Персиянина». Древнейшие из сохранившихся греческих списков этого сочинения датируются X в., но возникло оно в более раннюю эпоху. Вероятно, текст был написан на греческом языке в конце IV в. в Малой Азии или Сирии и направлен против различных синкретических культов, широко распространившихся в III–IV вв.[8] В это же время христианская церковь активно использовала образы античных богов для прославления своей религии. Описываемый в первой части разговор языческих божеств (точнее, их статуй или изображений), в ходе которого предсказывается рождение Христа, служит именно этой цели. Сказание Афродитиана было рассчитано на жителей восточно-римских провинций, еще соблюдавших языческие культы.

В начале V в. Сказание попало в несохранившуюся историю Филиппа Сидета, сподвижника Иоанна Златоуста, а впоследствии вошло в состав уже упомянутого нами византийского сочинения — «Повести о событиях в Персиде» или «Религиозного спора при дворе Сасанидов» (раздел II, документ 2к), в котором излагается «прение о вере», происходившее якобы при дворе персидского царя Аррената между эллинами, иудеями и христианами под председательством верховного жреца Афродитиана. Один из рассказов Афродитиана и составляет, собственно, данное произведение. В греческих списках X–XVII вв. он встречается как в составе «Повести...», так и отдельно, в последнем случае, под различными названиями, одно из которых звучит так: «Повесть (сказание) Афродитиана Персиянина о Рождестве Христове от Филиппа Пресвитера Сиггела (Сидета), записавшего сие при великом Иоанне Златоусте».

Хотя религиозные диспуты при Сасанидах действительно происходили, упомянутые царь Арренат и верховный жрец Афродитиан — вымышленные лица. Введенный в рассказ персидский царь Кир, правда, вполне историчен, но правил задолго до рожества Христова и был указан автором взамен неизвестного ему персидского (точнее, парфянского) царя той эпохи. Давно отмечено, что Сказание Афродитиана написано на туманном двусмысленном языке, который обычно употреблялся в предсказаниях оракулов. Поэтому некоторые места его крайне невнятны и плохо переводимы.

Огромную популярность снискал этот апокриф у славянских народов. Известные его переводы на сербский, болгарский, румынский и молдавский языки. Примерно в XI–XII вв. сочинение это появляется в Киевский Руси. На его основе позже возникли другие апокрифические произведения, некоторые из которых, как, например, «Слово на Рождество Христово о пришествии волхвов», вошли в церковный обиход и читались на богослужениях[9]. Тем не менее в XVI в. Сказание Афродитиана было объявлено запрещенным и изъято из церковного употребления. Максим Грек (1475–1556 гг.) написал специальное обличительное «Слово против лживого писания Афродитиана Персиянина зломудренного», в котором сформулировал основные претензии к этому произведению. Максим отметил, во-первых, что «Афродитианово имя и сан его отнюдь не известен соборной церкви и ни в каких церковных повестях не встречается»; во-вторых, обвинил автора Сказания в почитании языческих божеств («бесовских истуканов»); в-третьих, нашел многочисленные противоречия с каноническими Евангелиями, и, наконец, указал на анахронизмы в тексте. Не понравилось Максиму и замечание автора Сказания, что при встрече с волхвами маленький Иисус «смеялся и прыгал». «Нигде в боговдохновенных писаниях не говорится о нраве Господа и Спаса нашего, чтобы Он играл и смеялся», — назидает Максим. Средневековая церковь не допускала уподобления Иисуса обычным людям и пресекала любые попытки приписать ему простые человеческие чувства. Максим Грек подчеркивает, что Спаситель с младенчества своего «преполон был божественной премудрости и разума, и света, и крепости, и благочестия, и страха Божия»[10].

Текст апокрифа приводится по кн.: Бобров А. Г. Апокрифическое Сказание Афродитиана в литературе и книжности Древней Руси. Исследования и тексты. СПб., 1994. С. 97–104, 133–137.

В Персиде впервые узнали о Христе; ничто не остается скрытым от тамошних законников, которые прилежно занимаются всем. Ведь, как вырезано на золотых досках, лежащих в царском храме, так и скажу, что имя Христа впервые услышали тамошние жрецы. Есть кумирница Геры, которая находится за царским домом. Эту кумирницу устроил царь Кир, как знаток всякого благочестия[11], и в ней поместил золотые и серебряные статуи богов и украсил их камнями драгоценными.

Но, чтобы не говорить об убранстве, продолжим свою речь. В те дни, как значится в досках, когда царь вошел в кумирницу, чтобы получить разгадку сна, жрец Пруп сказал ему: порадуюсь вместе с тобою, владыка, ибо Гера во чреве зачала. Царь же, засмеявшись, говорит ему: может ли мертвая родить? Он же сказал ему: истинно, и умершая ожила, и жизнь рождает. Царь же спросил: что это значит, скажи мне? Жрец сказал: поистине, вовремя застал ты то, что здесь происходит. Всю эту ночь пребывали в ликовании статуи мужские и женские, говоря друг другу: сегодня порадуемся вместе с Герой! И говорят мне: пророк, иди, радуйся вместе с Герой тому, что она возлюблена. Я же сказал: как может быть возлюблена та, которая не существует? Они же говорят: ожила она и потому называется не Гера, а Урания: великое Солнце возлюбило ее. Женские изображения говорили мужским, умаляя сделанное: возлюбленная — Источник, а не Гера, ведь она (Источник) за плотника помолвлена. И отвечали мужские [изображения]: и вправду называется она Источником: Muri,a имя ей, которая в своем чреве, как в море носит корабль, имеющий тысячу вьюков. А если она и есть Источник, пусть так: Источник воды вечно рождает Источник духа. Но одну только рыбу имеет этот Источник, рыбу, уловляемую Божиею удою, питающую своею плотию весь мир[12], как будто в море находится он. Верно сказали вы: за плотника помолвлена она. Ведь она имеет плотника, но не от совокупления с мужем тот Плотник, которого она рождает. Ведь этот Плотник, сын старейшины плотников, создал премудрым искусством триипостасный небесный покров, составил, укрепив словом это покрывало трех небес.

Итак, пребывали изображения в споре о Гере и Источнике и единогласно сказали: когда кончится день, мы все, мужчины и женщины, узнаем истину. Поэтому, господин, побудь здесь остаток дня и тогда узнаешь конец дела. Царь остался здесь и увидел, что статуи, имевшие в руках гусли, сами собой начали ударять в них, а музы песни петь. И все, сколько их там ни было, четвероногие, птицы, золотые и серебряные, начали петь каждый на свой голос. Так как царь задрожал, исполнился страхом и хотел уйти, ибо не мог терпеть самопроизвольной суматохи, то жрец сказал ему: останься, царь! Близок уже конец дела, которое Бог богов соблаговолит нам открыть".

После этих слов раскрылась крыша и сошла вниз блестящая звезда и стала над кумиром-Источником. И был слышен голос, сказавший: госпожа Источник! Великое Солнце, совершившее непорочное зачатие, послало меня возвестить тебе и вместе с тем служить при рождении, о мать первого из всех чинов [небесных], невеста триименитого единства. Дитя, зачатое без семени, зовется Начало и Конец, начало спасения, конец погибели.

Лишь только раздался этот голос, все кумиры пали ниц, а стоял только один кумир — Источник, на котором очутился царский венец, а над ним звезда, составленная из драгоценных камней анфракса (карбункула) и смарагда. И над венцом остановилась звезда.

Увидев это, царь тотчас приказал привести всех, сколько их было в царской земле, мудрецов, могущих разрешить знамения. По звуку труб глашатаев сошлись все во дворец и когда увидели звезду над Источником, венец из звезд—драгоценных камней, и статуи, лежавшие на полу, то сказали: царь! Род божеский и человеческий склонился, принося образ небесного и земного Царя. Источник же есть Кария, дочь земли Вифлеемской, венец — знак царя, звезда — небесное знамение. Из Иудеи поднимется то царство, которое уничтожит всякую память об иудеях, а то, что боги повержены ниц, означает, что пришел конец их значению. Явится владеющий старейшими почестями, потрясет молодых почестями. Итак, теперь, царь, отправь послов в Иерусалим: ведь там найдешь Сына Вседержителя, которого нянчат женские руки.

А звезда оставалась над Источником, нареченным Уранией до тех пор, пока не пошли маги. Тогда звезда отправилась вместе с ними.

Когда пришел поздний вечер, в этом самом храме явился Дионис с сатирами и сказал кумирам: Источник не есть один из нас, но над нами предвозвещает. Рождает свыше нас некоего Человека, являющегося зачатием Божией воли. Жрец Пруп! Чего ты сидишь? Достигло до нас то описанное дело, и мы имеем быть уличенными во лжи от лица, облеченного властью... и не даем предсказаний. О нас отняли честь, бесславными и лишенными почетных даров стали мы. Один только из нас есть, взявший себе почесть.

Они же сказали: не бойся! Не требуют персы больше дани от земли и воздуха. Ведь учредивший их находится здесь, собираясь принести дань пославшему Его, преобразуя старый образ, сводя изображение с изображением и непохожее делая похожим. Небо радуется с землею, а земля похвалами превозносится, принимая небесное прославление. То, чего не случилось вверху, произошло внизу. Несчастный род увидел того, кого не знал блаженствующий чин; тем пламя грозит, а на тех роса падает. Карии преуспеяние, Источник в Вифлееме родился! Расцвела Иудея, а сейчас сохнет. Язычникам и другим народам пришло спасение, и увеличивается успокоение несчастных. Женщины, достойным образом ликуя, говорят: госпожа Источник, сделавшийся матерью небесного светоча, облако, орошающее от зноя мир, вспомни о нас, твоих рабынях, любимая госпожа!

А царь, немало не промедлив, отправил под путеводительством звезды с дарами находившихся в его царстве магов. Когда маги вернулись, они рассказали оказавшимся тогда людям, и рассказ этот был записан на золотых листах так:

«Когда мы прибыли в Иерусалим, то знамение звезды, сопровождавшей нас, всех встревожило. Что означает, — говорят, — приход персидских мудрецов и появление звезды? И спрашивали нас старейшины иудейские: что будет и ради чего вы пришли? И мы сказали им: родился Тот, кого вы называете Мессией. Они смутились и не смели нам воспротивиться.

Скажите нам, что вы узнали? — спросили старейшины. И мы сказали им: неверием больны вы и не верите ни с клятвою, ни без клятвы, а следуете своему неразумному желанию. Ведь родился Христос, Сын Вышнего, который разрушит закон ваш и собрания. Поэтому, став мишенью своего прежнего безумия вы без удовольствия слушаете об этом имени, которое внезапно явилось перед вами. Они же, посовещавшись между собой, предложили нам принять дары и молчать об этом деле в этой стране, чтобы не случилось восстания против них. А мы сказали: мы принесли Ему дары для того, чтобы возвестить о тех великих событиях, которые происходят в вашей стране при Его рождении, и вы говорите, чтобы мы, взяв дары, скрыли объявленное нам небесным Богом и преступили повеление нашего царя. Разве вы забыли, какие пытки приняли от ассирийцев? Они же, испугавшись и много извинявшись, отпустили нас. Царь же иудейский прислал за нами и говорил с нами и расспросил нас. Мы отвечали ему то же, и он весь смутился. И мы пошли, не послушавшись его.

Пришли мы туда, куда были посланы, и увидели родившую и Рожденного, а звезда указывала на Господнего Младенца. Сказали мы матери: как зовешься, преславная Матерь? Она говорит: Мария мне имя. И спросили мы ее: откуда ты? Она отвечала: из Вифлеемской земли. И мы ей: не имела ли мужа? Она говорит: я только была помолвлена, но когда были совершены предбрачные обряды, и когда меня стало мучить раздумье, в субботу на рассвете при первом блеске солнца явился ангел, благовествовавший мне некое внезапное рождение. Смущенная, я вскричала: никоим образом не будет этого, ибо мужа не знаю. И он уверил меня, что по воле Божией будет это рождение.

Мы сказали ей: о Матерь матерям! Все боги персидские ублажили тебя, велико твое прославление, ибо ты стала выше всех славных [женщин] и царственнее всех цариц!

Отрок же сидел на земле, по второму без малого году, по ее словам, с лицом, отчасти похожим на лицо матери. Сама же она была такова ростом, что должна была смотреть сверху вниз; тело имела нежное, лицо круглое, а волосы на голове цвета пшеницы. И мы, имея с собой юношу-живописца, их изображения отнесли в свою страну, и они были положены в том храме, в котором было пророчество. Надпись же следующая: "В храме всевышнему Богу Солнцу великому царю Иисусу посвятила персидская держава". И, взяв Отрока, и подержав его на своих руках, мы дали ему золото, ладан и смирну, сказав: Тебе — твое воздаем, небесный Иисус! Никоим другим образом не было бы упорядочено беспорядочное, если бы Ты не пришел. Никак иначе не смешалось бы высшее с нижним, если бы Ты не спустился. Не тогда поспеет служба, когда кто раба пошлет, а только тогда, когда сам совершит эту службу, и не тогда успеет царь, когда посылает на войну полководцев, а тогда, когда сам отправится туда. Приличествовало Твоей мудрой уловке противников так перехитрить.

Отрок же смеялся и прыгал, радуясь нашей ласке и нашим речам. Мы поклонились матери его, и она почтила нас, и мы, славя ее, пришли в то место, где остановились. И когда был вечер, явился нам некий страшный и поразительный ангел и сказал: скорее уходите, чтобы не подпасть некоей напасти. Мы же со страхом спросили: кто же, Божий стратег, умышляет против нашего посольства? Он отвечал: Ирод; но, встав, отправляйтесь с миром, спасаемые. Мы поспешили и, сев на сильных коней, поехали оттуда со всей бдительностью.

И возвестили все, что видели в Иерусалиме».


3. ПЕРЕПИСКА АБГАРА ЧЕРНОГО

Два письма, будто бы написанные в последний год деятельности Иисуса Христа, одно — послание к нему эдесского правителя Абгара, другое — ответ Иисуса, получили известность благодаря «Церковной истории» Евсевия Кесарийского, где эти письма приводятся дословно и сопровождаются рассказом об обстоятельствах их написания. Евсевий объясняет, что получил эти документы из архива города Эдессы (совр. Урфа в северном Ираке) и собственноручно перевел с сирийского языка на греческий.

На ту же Эдесскую библиотеку ссылается и Моисей Хоренский (ок. 410–490 гг.) в своей «Истории Армении» (II, 10; III, 62). Рассказ Моисея о переписке Иисуса и Абгара почти полностью идентичен тексту Евсевия. Но у Моисея Хоренского появляются еще пять документов, представляющих переписку Абгара с другими царственными особами, в которых речь также идет об Иисусе Христе.

Архив эдесских царей Абгаров действительно существовал, о чем свидетельствует «Эдесская хроника», краткая летопись эдесских правителей и епископов, составленная в VI веке. В ее основе лежат более ранние летописи, существовавшие при эдесском дворе. Однако здесь о переписке Иисуса и Абгара ничего не говорится. Евсевий и Моисей Хоренский черпали сведения из другого источника — богатой литературы эдесских христиан. С конца II века в Эдессе существовала многочисленная христианская община. Около 202 г. христианство было принято эдесским правителем Абгаром IX Великим в качестве государственной религии. Тогда то и возник цикл сказаний о создании эдесской церкви, призванный утвердить ее апостольское происхождение. Ядром этого цикла была легенда о переписке Иисуса с Абгаром V Ухама, правителем Эдессы начала I века, и об обращении последнего в христианство через одного из апостолов.

Сохранилась сирийская рукопись V–VI вв., опубликованная в 1876 г. в Лондоне под названием «Учение Аддая апостола», в которой содержится та же легенда, но уже в более пространном изложении, со множеством дополнительных эпизодов[13]. Хотя рукопись эта представляет собой список с предыдущих редакций, она отражает относительно позднее состояние легенды. Евсевий и Моисей Хоренский, несомненно, пользовались более ранними ее версиями. Сравнительный анализ позволяет выявить некоторые этапы формирования цикла сказаний эдесских христиан. Первоначально возникла легенда об обмене письмами между Абгаром и Иисусом Христом. Затем, как добавление, появился рассказ об обращении Абгара в христианство одним из апостолов Христа. С таким добавлением легенда попала в «Церковную историю» Евсевия Кесарийского. В сирийской рукописи апостол именуется Аддеем (каковой неизвестен по Новому Завету), у Евсевия это — евангельский Фаддей. Далее, в конце V в. Моисей Хоренский зафиксировал следующий этап развития легенды, когда в нее была включена переписка Абгара с императором Тиберием и с некоторыми другими царями и правителями. Этот же этап отражен и в «Книге титулов» Агапия Манбижского. Наконец, сирийская рукопись «Учение Аддая апостола» представляет легенду об Абгаре в ее окончательном, наиболее полном варианте.

Не смотря на то, что еще в 495 г. декретом римского папы Геласия I переписка Иисуса с Абгаром была объявлена апокрифической и отрешенной от церкви, сочинение это продолжало пользоваться широкой популярностью, особенно в восточной церкви. В 1032 г. из Эдессы в Константинополь были торжественно доставлены т. н. «Послания Абгара», представляющие компиляцию текста Евсевия и других рукописей. Переводилась эта легенда и на славянские языки: болгарский, сербский и русский. На Руси ее знали уже в XIII в., — этим временем датируется древнейшая из сохранившихся рукописей, представляющая собой сокращение византийской «Повести о нерукотворном образе» (X в.).

Вернемся к первоначальному ядру эдесского цикла, к рассказу об обмене письмами между Абгаром и Иисусом. Лежат ли в основе этого какие-то реальные события? В I веке христианства в Эдессе еще не существовало. Отсутствуют надежные сведения вообще о каких-либо связях Абгара V с Иудеей. Непосредственный повод к появлению преданий о переписке (переговорах) Иисуса с эллинистическими правителями дал евангелист Иоанн, упомянувший о прибытии к Иисусу эллинов-прозелитов (12:20). На это место прямо ссылается Моисей Хоренский. Исторической же основой легенды об обращении Абгара служила, видимо, история адиабенской правительницы Елены, ок. 50 г. н. э. вместе с сыном Изатом II принявшей иудаизм и даже погребенной в Иерусалиме (Иосиф Флавий. Древности, XX, 2.6). Церковные авторы писали об обращении Елены Адиабенской в христианство (Орозий. История против язычников, VII, 6.12). Моисей Хоренский рассматривал ее как супругу Абгара Черного (II, 35).

Отрывок из «Церковной истории» Евсевия Кесарийского следует переводу Московской Патриархии (1982 г.). Выдержки из сочинения Моисея Хоренского приводятся по кн.: Моисей Хоренский. История Армении. Пер. с арм. Н. О. Эмина. М., 1893. С. 80–85; из сочинения Прокопия Кесарийского — по кн.: Прокопий Кесарийский. Война с персами. Война с вандалами. Тайная история. Пер. с греч. А. А. Чекаловой. М., 1993. С. 119–120.

Отрывок из сочинения Агапия Манбиджского переведен по изданию: Kitab al-'Unvan. Histoire universelle ecrite par Agapius (Mahboub) de Menbigj. Ed. A. Vasiliev. Part. II (1) // Patrologia Orientalis. Vol. 4. Paris, 1912. P. 473–476 [17–20].

3а. Евсевий Кесарийский. Церковная история, I, 13

(1) История Фаддея такова. Божественность Владыки и Спасителя нашего Иисуса Христа, прославляемая среди всех людей за свою чудотворную силу, привлекла тьмы [людей] даже из чужих, очень далеких от Иудеи стран, которые надеялись на исцеление болезней и различных страданий. (2) Поэтому и царь Абгар, славно управлявший народами по ту сторону Евфрата, но мучимый болезнью, излечить которую было не в силах человеческих[14], узнав об имени Иисуса и Его чудесах — о них согласно свидетельствовали все, — решил умолять Его, послав гонца с письмом и просьбой об избавлении от болезни. (3) Он же (Иисус) не внял тогда его просьбе, но удостоил особого письма, в котором обещал прислать одного из Своих учеников излечить его болезнь и вместе спасти его и всех его близких. (4) Обещание это было вскоре выполнено. После воскресения Христа из мертвых и вознесения Фома, один из двенадцати, по внушению Божию отправляет Фаддея, принадлежавшего к числу семидесяти учеников Христовых, в Эдессу благовествовать учение Христово. Он выполнил все, что обещал Спаситель наш. (5) Имеется письменное тому свидетельство, взятое из архивов Эдессы, которая была тогда столицей. Среди прочих государственных документов, сообщающих о событиях древних и современных Абгару, сохраняется с того времени и доныне следующий рассказ. Нет, кажется, ничего интереснее этих писем, полученных мной из архива и переведенных слово в слово с сирийского.

Копия письма, написанного топархом Иисусу и отправленного в Иерусалим со скороходом Ананией

(6) «Абгар Ухама, топарх[15], шлет привет Иисусу, Спасителю благому, явившемуся в пределах Иерусалимских. Дошел до меня слух о Тебе и об исцелениях Твоих, что Ты творишь без лекарств и трав. Ты, рассказывают, возвращаешь слепым зрение, хромым хождение, очищаешь прокаженных, изгоняешь нечистых духов и демонов. Ты излечиваешь страдающими долгими болезнями и воскрешаешь мертвых. (7) Слушал я все это о Тебе и усвоил умом одно из двух: или Ты Бог и, сойдя с неба, творишь такие чудеса, или Ты Сын Божий, творящий чудеса. (8) Поэтому я и написал Тебе и прошу Тебя: потрудись, приезжай ко мне и болезнь мою исцели. Слышал я еще, что иудеи ропщут против Тебя и против Тебя злоумышляют. Город мой очень маленький, но почтенный, и его нам двоим хватит».

(9) Вот что и как написал Абгар, когда божественный свет лишь немного озарил его. Но нужно выслушать и письмо Иисуса, посланном к нему через того же письмоносца. Оно не многословно, но исполнено силы. Вот его текст:

Ответ Иисуса топарху через скорохода Ананию

(10) «Блажен ты, если уверовал в Меня, не видев Меня. Написано обо Мне: видевшие Меня не уверуют в Меня, чтобы неувидевшие уверовали и ожили. А что ты приглашаешь Меня к себе, то надлежит Мне исполнить здесь все, ради чего Я послан; а когда исполню, то вознесусь к Пославшему Меня, когда же вознесусь, то пошлю к тебе одного из учеников Моих, чтобы он исцелил болезнь твою и даровал жизнь тебе и тем, кто с тобой».

(11) К этим письмам присоединено было следующее, написанное тоже по-сирийски:

После вознесения Иисуса Иуда, прозванный Фомой[16], послал [к Абгару] апостола Фаддея, одного из семидесяти. Придя, он остановился у Товия, сына Товия. О нем прослышали и сообщили [Абгару], что тут апостол Иисуса, как тебе было обещано. (12) И начал Фаддей силой Божией врачевать всякую болезнь и всякую немощь, так что все изумлялись. Когда же [Абгар] услышал о великих и чудесных делах его, пришло ему на ум, что это как раз тот, о котором Иисус написал: «когда же вознесусь, то пошлю к тебе одного из учеников Моих, чтобы он исцелил болезнь твою». (13) Позвал он Товию, у которого он (Фаддей) остановился, и сказал: топарх [Абгар] позвал меня и велел привести тебя к нему, чтобы ты исцелил его. И Фаддей сказал: иду, я ведь к нему и послан в силе. (14) На другой день на рассвете Товия, взяв Фаддея, отправился к Абгару. Когда он вошел, то Абгару, перед которым стояли первые люди страны, явилось великое знамение на лице апостола Фаддея. Видя это, Абгар поклонился Фаддею до земли. Все стоявшие вокруг изумились, потому что не видели знамения, которое явилось одному Абгару. (15) Он спросил Фаддея: поистине, ты ученик Иисуса, Сына Божия, который сказал мне: «пошлю тебе одного из учеников Моих, который вылечит тебя и дарует тебе жизнь»? И Фаддей сказал: так как ты крепко уверовал в Пославшего Меня, то я и послан к тебе. И если будешь верить в Него, как веришь, то исполнятся желания сердца твоего. (16) И Абгар сказал ему: я так уверовал в Него, что взял бы войско и перебил бы иудеев, которые Его распяли[17], если бы не помешала мне римская держава. И Фаддей сказал: Господь мой исполнил волю Отца Своего и, исполнив, вознесся к Отцу. (17) Говорит ему Абгар: и я уверовал в Него и в Отца Его. И говорит Фаддей: поэтому во имя Его возлагаю на тебя руку мою. И как только он сделал это, тотчас [Абгар] исцелился от болезни и страданий своих. (18) Изумился Абгар: что слышал он об Иисусе, то на деле совершилось на нем через Его ученика Фаддея, который исцелил его без лекарств и трав, и не только его, но и Абду, сына Абды[18], болевшего подагрой. Тот тоже, подойдя к Фаддею, упал ему в ноги и был исцелен молитвой и прикосновением руки. Фаддей исцелил много их сограждан, творил великие чудеса и проповедовал слово Божие. (19) Потом Абгар сказал: ты, Фаддей, делаешь все это силой Божией, и мы сами изумлены. И потому, прошу тебя, расскажи мне о пришествии Иисуса, как оно произошло, о могуществе Его и о том, какой силой творил Он все, о чем я слышал. (20) И Фаддей сказал: сейчас я ничего не скажу, так как я послан проповедовать слово во всеуслышание. Но завтра созови мне всех твоих граждан, и я буду им проповедовать и поселю в них слово жизни: расскажу о пришествии Иисуса, как оно совершилось, о посланничестве Его и о том, для чего Он был послан Отцом, о могуществе Его и делах Его, о тайнах, которые Он поведал миру, о силе, которой Он творил это, о новизне Его учения, о Его умалении и уничтожении, о том, как Он Сам Себя смирил и умер, как умалил Свое Божество, как был распят, сошел во ад, сокрушил ограду, от века несокрушимую, воскресил мертвых, как сошел один, а явился к Отцу Своему с великим множеством людей. (21) Абгар приказал своим гражданам собраться ранним утром и слушать проповедь Фаддея, а затем распорядился выдать ему золота чеканной монетой и в слитках, но тот не взял, сказав: если мы оставили свое, то возьмем ли чужое? (22) Происходило все это в 340 году[19].

Вот что кстати и не без пользы приведено здесь в дословном переводе с сирийского.

3б. Моисей Хоренский. История Армении, II

(26) На двадцатом году царствования Аршавира, царя персидского[20], вступил на престол Абгар, сын Аршама. Этот Абгар назывался Аваг-айром[21], по причине великой своей кротости и мудрости, затем и [высокого] роста. Греки и сирийцы, которые не могли правильно произносить его имя, называли его Абгаросом. На втором году его царствования Армения со всеми своими странами стала данницей Рима. Вышло повеление от императора Августа, как говорится в Евангелии от Луки, сделать перепись по всей вселенной. Присланные также и в Армению римские эмиссары привезли с собой изображения императора Августа и поставили их во всех храмах. — В это время родился Спаситель наш Иисус Христос, Сын Божий.

(30) В это время назначен был от императора правителем Финикии и Палестины, Сирии и Месопотамии Марин, сын Сторгия[22], к которому Абгар отправил двух из главных своих приближенных — Мар Ихаба, бдеашха Алдзийского, и Шамшаграма, родоначальника рода Апахуни, и преданного ему Анана. Они прибыли в город Беткубин для объяснения Марину причины поездки Абгара на восток, показали ему также договорную грамоту, заключенную между Арташесом и его братьями[23], прося его содействия. Они застали его в Елевтерополе; он принял их дружески и с почестями, дав [такой] ответ: за это не опасайся императора, поспеши только внести всю дань сполна.

На обратном пути посланные отправились в Иерусалим видеть Спасителя нашего, Христа, [привлеченные] молвою о чудесах, Им совершаемых, о чем, как очевидцы, поведали Абгару. Абгар, удивленный этим, действительно уверовал, что Он есть истинный Сын Божий, и говорил: это не человеческая сила, но Божия; ибо из людей никто не в силах воскрешать мертвых, кроме Бога. — И так как все тело Абгара поражено было жестокою болезнью, постигшей его в персидской земле семь лет перед тем, и он не ожидал от людей никакого исцеления, потому отправил к Спасителю письмо, умоляя Его придти и исцелить его недуги. Оно гласит так:

Письмо Абгара к Спасителю Иисусу Христу

(31) «Абгар, сын Аршама, князь страны, Иисусу Спасителю и благодетелю, явившемуся в Иерусалимской стране, привет. Я слышал о Тебе и об исцелениях, совершаемых Тобою без лекарств и кореньев; ибо, как говорят, Ты заставляешь слепых видеть, хромых ходить; Ты очищаешь прокаженных, изгоняешь нечистых духов, исцеляешь одержимых хроническими болезнями; Ты и мертвых воскрешаешь. Услыхав все это о Тебе. я положил в уме своем одно из двух: или Ты Бог, сошедший с неба для совершения всего этого, или же Сын Божий, творящий все это. Вот почему пишу к Тебе и прошу потрудиться прибыть ко мне для исцеления недугов, коими я страдаю. Слышал я также, что евреи ропщут на Тебя и хотят предать Тебя распятию. У меня есть небольшой, но красивый город: его достаточно для нас обоих».

С этим письмом посланные встретили Иисуса в Иерусалиме, чему свидетельствует и евангельское слово: «из пришедших на поклонение в праздник были некоторые Еллины. Они подошли к Филиппу, который был из Вифсаиды Галилейской, и просили его, говоря: господин! нам хочется видеть Иисуса. Филипп идет и говорит о том Андрею; и потом Андрей и Филипп сказывают о том Иисусу» (Ин 12:20–22). — Но Сам Спаситель в то время не принял приглашения, сделанного Ему Абгаром, но удостоил письма следующего содержания:

Ответ на письмо Абгара, написанный апостолом Фомой по приказанию Спасителя

(32) «Блажен тот, кто верует в Меня, не видевши Меня; ибо написано обо Мне: видящие Меня не будут в Меня веровать, но не видящие Меня уверуют и будут жить. Ты мне пишешь, чтобы Я пришел к тебе; Мне надлежит совершить здесь все то, для чего Я послан; и когда совершу все это, вознесусь к Тому, Кто послал Меня. И когда вознесусь — пришлю одного из Моих учеников, который исцелит твои недуги и даст жизнь тебе и всем, находящимся с тобою».

Анан, гонец Абгара, принес ему это письмо вместе с изображением лика Спасителя, существующим до сих пор в городе Эдессе[24].

(33) После вознесения Спасителя нашего, апостол Фома, один из двенадцати, отправил Фаддея, одного из семидесяти учеников, в город Эдессу исцелить Абгара и благовествовать по слову Господа. Фаддей приходит в дом Товия, еврейского вельможи, который, говорят, был из рода Багратуни. Товий убежал от Аршама, не желая вместе с другими своими сродниками отречься от иудейства, остался верен своему закону до верования своего во Христа. — И разнеслась молва о Фаддее по всему городу. Абгар, услыхав о том, сказал: «это тот, о котором писал Иисус», и тотчас призвал его. И случилось, когда взошел Фаддей, Абгар увидел на его лице чудесное явление. Тогда [царь], встав со своего престола, пал ниц и поклонился ему. Все вельможи, окружавшие его изумились, ибо не поняли явления. Абгар говорит ему: не ты ли в самом деле ученик благословенного Иисуса, которого Он обещал прислать сюда, и не можешь ли ты исцелить мои недуги? Отвечал Фаддей: если уверуешь во Христа Иисуса, Сына Божия, то исполнятся твоего сердца просьбы. Говорит ему Абгар: я уже верую в Него и в Отца Его; и потому я готов был со своим войском идти на истребление евреев, которые распяли Его, если бы не воспрепятствовало тому римское правительство.

С этого слова начал Фаддей благовествовать и ему и городу его; и положив на него руку, исцелил его и подагрика Абдию, начальника города, уважаемого во всем царском доме. Исцелил также всех больных и недужных, находившихся в городе — и все уверовали. — Абгар и весь город приняли крещение. Заперли двери храмов идолов и закрыли тростником изображения кумиров, находившихся на столпе и на жертвеннике. Никого не принуждали к принятию веры, но с каждым днем число верующих умножалось.

Апостол Фаддей окрестил некоего Аггея, занимавшегося приготовлением шелковых шапок; рукоположив, оставил его за себя при царе в Эдессе, а сам, взяв от Абгара грамоту, в силу которой все должны были внять Евангелию Иисуса Христа, приходит к племяннику его Синатруку, начальнику над страною и войском.

Абгару угодно было написать письмо Тиберию следующего содержания:

Письмо Абгара к Тиберию

«Абгар, царь армянский[25], государю своему Тиберию, римскому императору, радости желает. Хотя знаю, что ничто не скрывается от твоего величества, но, как искренний твой друг хочу через письмо уведомить тебя подробно. Евреи, живущие в палестинских областях, собравшись, распяли Христа, не причастного никакому преступлению, несмотря на величайшие к ним благодеяния, знамения и чудеса, ни на то, что Он воскрешал даже мертвых. И знай, что это сила не просто человеческая, но Божеская. Ибо в то время, когда распяли его, солнце покрылось мраком и земля, всколебавшись, потряслась; Сам же после трех дней воскрес из мертвых и явился многим. И теперь во всех местах имя Его посредством Его учеников совершает великие чудеса. Оно на мне самом явственно явило это. За сим, величество твое знает, что надлежит приказать относительно народа еврейского, совершившего такое [преступление], и что написать по всей вселенной, предписывая поклонение Христу как истинному Богу. Будь здоров!»

Ответ Тиберия на письмо Абгара

«Тиберий, римский император, Абгару, царю армянскому, радости желает. Твое дружеское письмо прочли перед нами; прими за него нашу благодарность. Мне еще прежде приходилось слышать от многих о знамениях Иисуса, и Пилат подтверждает их, присовокупляя, что после воскресения Его из мертвых многие удостоверились, что Он Бог. Поэтому я и сам хотел делать то, что и ты задумал. Но так как по римскому обычаю бог поставляется не по велению одного только государя, но после внимательного исследования сената — то я предложил это дело сенату, который отверг его за то, что предварительно оно не было им рассмотрено[26]. Но мы повелели - кому угодно, тот может принять Иисуса в число богов [в частном порядке], грозя смертью тому, кто осмелится злословить христиан. Что же касается еврейского народа, дерзнувшего распять Иисуса, который, как слышу, был достоин не креста и смерти, а почести и поклонения, то, как только удосужусь от войны против восставших испанцев, — рассмотрю [дело] и воздам евреям должное».

Абгар вторично пишет письмо Тиберию

«Абгар, царь армянский, государю своему Тиберию, императору римскому, радости желает. Достойно твоего величества написанное письмо я получил и порадовался мудрому твоему намерению. Скажу не во гнев тебе, что действие сената достойно смеха в высшей степени; ибо у него божественность дается по исследованию людей. И потому отныне Бог, если не будет угоден человеку, не может быть Богом; ибо человеку предоставлено оправдать божество. Благоволите, государь, послать в Иерусалим кого-нибудь другого на место Пилата, который с позором должен быть лишен власти, которой ты его наделил; ибо он исполнил волю евреев и распял Христа напрасно, без твоего повеления. Желаю тебе здравствовать».

Написав это письмо, Абгар копии с него, равно как и с других писем, оставил в своем архиве. Послал он также в Вавилон к юному ассирийскому царю Нерсеху[27].

Письмо Абгара к Нерсеху

«Абгар, царь армянский, сыну своему Нерсеху, радости желает. Я получил приветливое твое письмо и освободил от оков Пероза[28], простив ему его вину. Если желаешь, можешь назначить его правителем Ниневии. Касательно же того, что пишешь отправить к тебе врача, который совершает знамения и проповедует другого бога, превосходящего огонь и воду[29], дабы ты мог видеть его и слышать - знай, что он был врач не по человеческому искусству, но ученик Сына Божия, творца огня и воды: он по жребию был послан в страны армянские. Один из главных его товарищей, Симон (Петр?), отправлен в Персию: ищи и услышишь его и ты и отец твой Арташес; он исцелит все недуги и укажет путь жизни».

Абгар написал также персидскому царю Арташесу следующее:

Письмо Абгара к Арташесу

«Абгар, царь армянский, Арташесу, брату своему, царю персидскому, радости желает. Знаю, что ты уже слышал об Иисусе Христе, Сыне Божием, которого распяли евреи, который воскрес из мертвых, послал учеников своих по всей вселенной для наставления всех. Один из главных его учеников, по имени Симон, находится в земле твоего величества. Ищи его и он исцелит все ваши недуги и укажет путь жизни. И поверишь слову его и ты, и братья твои, и все, добровольно повинующиеся тебе. Приятно было бы мне видеть вас, сродников по плоти, также друзьями и сродниками по духу».

Абгар, не получив еще ответа на эти письма, умирает после тридцатилетнего царствования.

3в. Прокопий Кесарийский. Война с персами, II, 12

(20) Дожив до глубокой старости, Абгар подвергся тяжкому недугу подагры. Страдая от болей и как следствие этого от неподвижности, он поручил это дело врачам. Со всей земли он собрал самых сведущих в этой болезни. (21) Но впоследствии, поскольку они не могли найти для него средств исцеления от недуга, он отослал их и, сознавая свою беспомощность, оплакивал посланную ему судьбу. (22) В это время Иисус, Сын Божий, будучи во плоти, пребывал среди жителей Палестины; тем, что Он никогда ни в чем не погрешил, и более того, совершал невозможное, Он ясно показал, что Он поистине Сын Божий. (23) Призывая мертвых, Он воскрешал их, как будто ото сна, слепым от рождения открывал глаза, очищал все тело от проказы, излечивал хромоту и другие болезни, считавшиеся среди врачей неисцелимыми. (24) Услыхав об этом от тех, кто приезжал в Эдессу из Палестины, Абгар воспрянул духом и написал Иисусу письмо, в котором он просил Его покинуть Иудею и тамошних неразумных жителей и жить в дальнейшем вместе с ним. (25) Когда Христос увидел это письмо, Он ответил Абгару, напрямик отказавшись прибыть к нему, но пообещав в том же письме исцеление. (26) Говорят, что Он также добавил, что город [Эдесса] никогда не будет взят варварами. Об этой концовке письма было совершенно неизвестно тем, кто описывал историю того времени, поскольку они об этом нигде даже не упоминают[30]. Эдесситы же говорят, что нашли ее вместе с письмом, поэтому, конечно, они в таком виде и начертали письмо на городских воротах вместо какой-либо другой защиты[31]. (27) Позднее город оказался под властью персов, однако, не потому, что был захвачен силой. ... (30) И у меня как-то возникла мысль, что даже если Христос этого и не написал, все же Он, поскольку люди пришли к такому убеждению, пожелал уберечь город от захвата, чтобы не подать им повод к заблуждению. Но пусть это будет так, как угодно Богу, так об этом и говорится.

3г. Агапий Манбиджский. Книга титулов, II

(л. 7б) В семнадцатом году Тиберия Кесаря, в 341 году [эры] Двурогого[32], за год до того, как пострадал Господь наш Мессия, — да будет Он славен! — Абгар Черный, царь Эдессы, отправил по делам посланцев в некоторые города. На обратном пути посланные прибыли в Иерусалим и своими глазами увидели злодеяния иудеев против Господа нашего Мессии, преследование Его и приготовление к распятию. Они сохранили в памяти все дела Господа нашего Мессии, и все чудеса, и исцеления неизлечимых больных, совершенные Им.

Прибыв в Эдессу, они поведали своему правителю обо всех увиденных ими делах Господа нашего Мессии, которыми Он прославился, о несправедливости иудеев по отношению к Нему, и о том, каким образом они действовали против Него. Когда Абгар услышал об этом, он исполнился восхищением от таких божественных дел, и пожелал самолично явиться приветствовать Его; но он не мог преодолеть пределов своего царства из-за страха перед врагами. Поэтому он послал живописца Ханана, вручив ему письмо, в котором говорилось:

«Абгар Черный — Иисусу целителю (мутатаббиб)[33], явившемуся в Иерусалиме. Я слышал о Тебе, о науке врачевства, которой Ты великолепно владеешь, об исцелениях больных и расслабленных (л. 8а) без лекарств и трав. Мое изумление велико, и радость моя безгранична. И я сказал сам себе: одно из двух: либо Ты Бог, либо Сын Божий, если творишь такие дела. Я прошу Тебя соблаговолить пожаловать ко мне и исцелить мой недуг. До меня дошло также, что иудеи собираются убить Тебя и предать Тебя распятию. Город мой приятный и красивый, и его хватит для нас двоих. Ты будешь тут в спокойствии, достатке и безопасности; и если Ты согласишься на то, о чем я прошу, то сделай [этo], и я исполнюсь радости от того, что Ты сделаешь».

Господь наш Мессия, — да будет Он славен! — прочел это письмо и написал ему в ответ:

«Блажен ты, если ты уверовал в Меня, не видев Меня. Ибо написано, что те, которые видят Меня, не верят в Меня. Что касается твоей просьбы, чтобы Я пожаловал к тебе, то Мне надлежит совершить то, для чего Я послан; и когда совершу это и вознесусь [на небо], Я пошлю к тебе одного из учеников Моих исцелить твой недуг, и ввести тебя и тех, кто с тобой, в жизнь вечную».

Ханан, который был живописцем, после того, как получил этот ответ Господа нашего Мессии,— да будет Он славен! — написал на квадратной доске портрет Господа нашего Мессии, — да будет Он славен! — прекрасными красками; и возвратился с этой картиной (л. 8б) в Эдессу, где поднес ее своему правителю Абгару Черному. Абгар с великим благоговением принял это сокровище как небывалый дар.

Когда Господь наш Мессия отошел к Своему Отцу, Он послал апостола Фому, одного из семидесяти [учеников], в Эдессу. Когда тот прибыл, и Абгар Черный увидел его, он упал наземь оттого, что в лицо его ударил яркий божественный свет. И апостол Фома сказал ему: поскольку ты уверовал в Того, Кто послал меня, ты получишь все, в чем имеешь нужду и чего ни попросишь.

И Абгар Черный сказал ему: я уже уверовал в Него, и если бы не было между мною и римлянами договоров, в которых я обязался перед ними и которые не мог нарушить, то я сам выступил бы со своими людьми и воевал бы с иудеями, которые распяли Его, и погубил бы их.

Тогда [Фома] приблизился и исцелил его болезнь, и сотворил еще много чудес, так что даже Муса, царь Ассирии, пожелал его видеть, когда услышал о нем.

Потом Абгар написал Тиберию Кесарю, правителю римскому, письмо, в котором говорилось:

«От Абгара, правителя Эдессы, Тиберию Кесарю, правителю римскому. Знай, о государь, что иудеи, которые в твоей власти, распяли Мессию, хотя Он вовсе того не заслуживал и не давал тому никакого повода. (л. 9а) И когда они распяли Его, солнце померкло и земля сотряслась, и множество мертвых воскресло и поднялось [из гробов], чего никогда раньше не бывало».[34]

Тиберий Кесарь написал ему, в ответ на его письмо, следующее:

«От Тиберия, правителя римского, Абгару, правителю Эдессы. Мне известно о том, что сделали иудеи с Человеком, о котором ты мне сообщил. Поэтому я намерен их наказать, но пока я занят войной с жителями Испании, которые возмутились и восстали против меня, и как только покончу с ними, выступлю против этих, потому как я считаю, они заслуживают примерного наказания. Что касается Пилата, который был судьею их, то я уже устранил его с большим унижением и позором за то, что он уступил им и действовал вопреки моей твердой воле, и послал другого на его место».

Получив это письмо, Абгар возрадовался и был весьма доволен. Спустя некоторое время к его радости по приказу Кесаря погибли начальники иудеев.

После смерти Фомы, последовавшей 14 мая, [апостолы] поставили на его место Аддая, изготовителя шелка.


4. ПОСЛАНИЕ ЛЕНТУЛА

Документ этот был впервые опубликован по-латыни в 1474 г. в собрании документов из библиотеки Ансельма Кентерберийского (XII в.). Его сопровождало пояснение: «Во время Октавиана Цезаря Публий Лентул, наместник части Иудеи, царства Ирода, направил послание римскому сенату, которое приводит Евтропий[35] в своей Римской истории». В сочинении Евтропия, историка IV в., такого письма нет. Более того, среди римских наместников Иудеи не было никакого Лентула. Это обстоятельство уже в те времена вызывало серьезные сомнения в подлинности «послания». Тем более, что ни один раннехристианский автор не упоминал такого произведения. Ныне считается общепризнанным, что документ этот представляет собой христианскую подделку, изготовленную в XIII или даже XIV веке. При этом ссылка на Евтропия обусловлена широкой популярностью его исторического труда у средневековых читателей.

Автор передает как бы личные впечатления от Иисуса Христа, которого он встречал в Иерусалиме. Тут необходимо отметить, что к моменту смерти императора Августа в 14 г. н. э. (Октавианом его стали называть только историки нового времени) Иисус был очень юн и еще не начинал общественной деятельности. Следует также обратить внимание, что описание внешности Иисуса в Послании Лентула совпадает с образом Христа, представленном в «Церковной истории» византийского монаха Никифора Калликста (1256–1335 гг.). К этому времени в христианской иконографии утвердился византийский (восточный) портрет Христа, — бородатого, длинноволосого мужчины средних лет, — вытеснивший ранние аллегорические изображения Иисуса в образе рыбы, агнца и юноши-пастыря. «Я опишу, — говорит Никифор, — внешность нашего Господа, как она передана нам от древности. Он был высок и весьма прекрасен. Рост Его составлял полных семь пядей; волосы Его были светло-коричневого цвета, не слишком густые и слегка завивающиеся в мягкие локоны. Брови Его были темны и выгнуты, и глаза Его как бы изливали из себя нежный золотой свет. Они были весьма прекрасны. Нос у Него был выдающийся; борода приятная, но не очень длинная. Волосы головы Он, напротив, носил весьма длинные, потому что ножницы никогда не касались их, как не касалась их и рука человеческая, кроме руки Его Матери, когда Она играла ими в Его детстве. Он немного был согбен, но тело Его было хорошо сложено. Цвет Его кожи походил на цвет созревшей пшеницы, а Его лицо, подобно лицу Его Матери, было скорее овальное, чем круглое, с небольшим оттенком румянца; но чрез него просиявали достоинство, разумность души, кротость и никогда ненарушимое спокойствие духа. Вообще Он очень походил на Свою Божественную и непорочную Матерь». Портреты Иисуса такого типа появляются уже в Равеннской церкви Аполлинария Нового (VI в.), затем широко распространяются в восточной православной церкви, и в свою очередь начинают влиять на западную церковную живопись. Эта-то традиция и послужила источником описания внешности Иисуса в Послании Лентула.

Текст приводится по кн.: Лопухин А. П. Библейская история в свете новейших исследований и открытий. Новый Завет. СПб., 1895.

Лентул, наместник Иерусалимский, отцам сенаторам и римскому народу.

У нас явился и до сих пор жив человек, обладающий великими способностями, по имени Иисус Христос: люди почитают Его Пророком, а ученики называют Сыном Божиим. Он воскрешает мертвых и исцеляет больных. Он человек высокого роста и благородной наружности; вид Его важен и выразителен, так что смотря на Него, нельзя не любить и вместе с тем не бояться Его. Волосы у Него волнистые и кудреватые, немного потемнее и сильно блестящие там, где они спадают на плечи. Они разделяются на две стороны по обычаю назореев. Чело у Него гладкое и чудесно спокойное; на лице Его нет ни морщин, ни каких-либо пятен, а румянец делает Его щеки прекрасными. Нос и рот его совершенны. Он имеет густую коричневатую бороду в цвет Его волос, не длинную, но разделенную надвое. Глаза у Него яркие и как бы имеют различный цвет в различное время. Он страшен в Своих угрозах, спокоен в Своих увещаниях, Человек любящий и любимый, бодрый, но постоянно серьезный. Никогда никто не видел Его смеющимся, но часто видели плачущим. Руки и другие члены тела Его совершенны. Речь Его ровна и важна, Он смирен и кроток, прекраснейший из сынов человеческих.


5. ПОСЛАНИЯ ПИЛАТА В РИМ

Евангельский образ Пилата, равнодушного и слабовольного римского правителя, распявшего Иисуса в угоду толпе иудеев, с течением времени претерпел эволюцию. Уверенность судьи в невиновности Иисуса, подчеркнутая евангелистами, дала повод к переосмыслению роли Пилата и изменению оценок его поведения. Уже в Деяниях апостолов появляется фраза, что Пилат хотел освободить Иисуса, но ему не дали этого сделать иудеи (3:13). Настойчиво проводилась мысль, что Пилат хотел ограничиться бичеванием, а распять осужденного его заставили, или даже сами иудеи распяли Иисуса. Дополнительный толчок к реабилитации римского наместника дал евангельский эпизод с вмешательством в ход суда над Иисусом жены Пилата, выступившей на стороне подсудимого (Мф 27:19). В истории христианства все чаще стал встречаться взгляд на Пилата как на искреннего, хотя и безуспешного защитника Иисуса, как на еще одного свидетеля его божественности. Помимо популярных в первые века христианства Актов Пилата (раздел IV, документ 1), появилось немало сочинений, написанных от лица судьи Иисуса, где во всем случившемся обвинялись иудеи. В одной из средневековых эфиопских рукописей, называемой Исповедью Пилата, в уста римлянина вкладывается такое признание, произнесенное у гроба Христа: «Я верую, что Ты воскрес и Мне явился, и верую также, что Ты, Господи, не будешь судить меня, ибо я действовал, осуждая Тебя, из боязни евреев. Верую в Твои слова и в дела, которые Ты совершил, когда находился среди людей».

Еще в конце II века имело хождение поддельное Донесение Пилата императору Тиберию. Не исключено, что сообщения раннехристианских писателей об Актах или Деяниях Пилата (раздел IV, документ 1) на самом деле относятся не к апокрифическому преданию, вошедшему в Евангелие от Никодима и условно называемому Актами Пилата, а к этому документу, либо к целому ряду документов такого рода. «Пилат сообщил императору Тиберию, — пишет Евсевий Кесарийский, — что по всей Палестине идет молва о воскресении Спасителя нашего, Иисуса, что ему известны и другие Его чудеса и что в Него, воскресшего из мертвых, многие уже уверовали как в Бога» (Церковная история, II, 2.1). Но так же как и Акты Пилата, и другие сочинения, связанные с его именем, Донесение Пилата было по сути апологией, вышедшей из-под пера христиан.

Вероятно, более ранняя редакция этого текста вошла в заключительную часть латинского Евангелия от Никодима под обозначением: Письмо Пилата Клавдию Кесарю. Греческий оригинал утерян, и мы имеем только латинский и древнеславянский переводы. Текст этого письма появляется в апокрифических Деяниях апостолов Петра и Павла (IV–V вв.), его цитирует Псевдо-Гегесипп в истории «О разорении града Иерусалима» (IV в.), а затем и другие писатели Западной церкви. В процессе обработки этого сочинения имя адресата — императора Тиберия по непонятным пока причинам было заменено на имя Клавдия, несмотря на то, что последний вступил на престол через несколько лет после смещения Пилата. Тон и содержание письма соответствует сообщению Евсевия: в нем перечисляются чудеса, совершенные Иисусом, говорится о его воскресении на третий день и о большом числе уверовавших в него. Поэтому данную редакцию Послания Пилата можно датировать III–IV вв.

Вместе с тем имеется и греческая версия послания Пилата в Рим, опубликованная К. Тишендорфом по двум средневековым спискам. В одном списке адресат Пилата называется Августом Кесарем, в другом — Тиверием Кесарем. Здесь мы видим довольно переработанный и расширенный вариант, который появился позже Послания Пилата императору Клавдию, и который обычно называют Донесением Пилата. Однако, как краткая, так и расширенная редакция целиком зависят от Евангелий в фактическом материале и лишь внешне следуют стилю корреспонденции того времени. К тому же, у авторов этих подделок имелся непосредственно новозаветный образец подобного донесения — это письмо иерусалимского тысяченачальника Клавдия Лисия по делу апостола Павла (Деян 23:26–30). Именно отсюда заимствованы некоторые обороты речи и общий характер изложения.

Перевод Письма Пилата императору Клавдию выполнен по изданию: Vaillant A. L'Evangle de Nicodeme. Texte slave et texte latin. Paris, 1968. В квадратные скобки заключены слова, отсутствующие в тексте этого письма, приведенного в одном из вариантов латинского сочинения «О разорении града Иерусалима» или «Истории» Псевдо-Гегесиппа (PL T. 15. Col. 2210).

Текст Донесения Пилата в греческой версии Б переведен по изданию К. Тишендорфа: Anaphora Pilati. Graece B // Evangelia apocrypha. Lipsiae (Leipzig), 1853. P. 420–425.

5а. Письмо Пилата императору Клавдию (Евангелие от Никодима, 27)

(1) И потом послал Пилат составленные записи в город Рим, императору Клавдию, говоря: «Понтий Пилат приветствует Клавдия, [царя своего]. То, что недавно случилось, то я лично исследовал. Иудеи через ненависть свою себя и потомков своих жестоким осуждением покарали. Они имели завет от отцов своих, что пошлет им Бог с небес Святого Своего, Который по достоинству Царем их наречется. И было завещано, что через Деву явится Он на земле. Когда я был направлен правителем в Иудею, увидели евреи, как Он слепых делал зрячими, прокаженных чистыми, врачевал расслабленных, изгонял из людей бесов, мертвых воскрешал, приказывал ветрам, ходил по морским волнам, не замочив ног, и многие другие [знамения и чудеса] творил. И когда многие из народа иудейского уверовали, что Он — Сын Божий, то первосвященники, книжники и фарисеи иудейские из зависти к Нему[36] схватили Его и предали мне. И, клевеща на Него, наперебой говорили мне, что Он маг и против их Закона поступает.

(2) Я же, поверив словам их, что так оно и есть, велел Его бичевать и передал на суд их. Они же распяли Его, а по смерти похоронили и стражу приставили [к гробу]. Мои воины сторожили гробницу Его и запечатали гробницу, но на третий день [Он] воскрес из гроба. Однако, иудеи настолько озлобились на Него, что дали воинам моим денег, говоря: скажите, что ученики Его похитили ночью Его тело. Воины же мои, приняв деньги, не могли скрыть правду о том, что совершилось, но свидетельствовали о воскресении Его из гроба и о том, что взяли деньги у иудеев.

(3) Потому доношу об этом царю, чтобы не распространилась какая-либо ложь и чтобы ты не подумал, что следует верить выдумкам иудеев. Сообщил я величеству твоему все, что произошло с Иисусом в претории моем».

5б. Донесение Пилата (версия Б)

[Донесение] правителя Иудеи, посланное Тиверию Кесарю в Рим.

Вседержавному, божественному, страшному Августу Кесарю — Понтий Пилат, правитель восточных областей.

(1) Сообщаю тебе со всем благоговением посредством этого моего письма, будучи охвачен великим страхом и трепетом, вседержавный царь, о произошедших в настоящее время событиях, которые указывают на его (времени) конец. В тех восточных областях, над которыми я начальствую по твоему, о господин, повелению, есть город, называемый Иерусалим, в котором находится святилище иудеев. [И там] предали мне Человека, называемого Иисусом, принеся против Него множество обвинений. Но я не мог ни в каком слове уличить Его.

[Говорили же], что пришла к ним ересь через Него, ибо не чтит субботы, почитаемой ими как праздник. Он же многие исцеления совершал и творил благие дела человекам: слепым возвращал зрение, прокаженных очищал, мертвых воскрешал, расслабленных исцелял, не силою каких-либо орудий, но единственно голосом, и давал силу костным суставам ходить и двигаться, повелевая только словом одним. Но наиболее удивительное из Его дел, которое неслыханно даже у богов наших, это воскрешение из мертвых Лазаря четверодневного. Словом только призвав умершего, у которого тело уже было охвачено тлением и смрадом, повелел ему идти вон; и как жених из чертога брачного, так и тот вышел из гробницы, исполненный великим благоуханием.

(2) И были бесноватые, имевших жилище в местах пустынных, питавшиеся частями своих тел, и жившие с земными гадами и со зверями дикими. Он сделал так, чтобы они обитатели в городах, в своих собственных домах, и словом вернул им разум. Их-то, охваченных нечистыми духами, Он сделал весьма известными и почитаемыми, а бесов послал из них в стадо свиное, и утопил их в море.

(3) И был некий, имевший иссохшую руку и едва ли пол тела иссохшего, живший в печали; Он и того одним словом сделал здоровым.

(4) И была женщина кровоточивая с давних пор, так что из-за обильного кровотечения все суставы ее обнажились, и она стала прозрачной подобно стеклу. Поскольку все врачи отказались от нее как от безнадежной и не хотели лечить ее, она уже отчаялась и потеряла всякую надежду на исцеление. Однажды, когда Иисус проходил мимо, она коснулась сзади края одежд Его; и тотчас проистекшая сила наполнила ее тело, и она стала здоровой как ни в чем не бывало. И тут же пустившись в путь, она направилась в город свой Панеаду[37].

(5) И о Нем-то говорили мне они иудеи, что, мол, не чтит субботы Иисус. Его же Бог почтил большим [чем суббота], и не разумели чудес, творимых Им.

(6) И Сего-то предали мне Ирод, Архелай[38] и Филипп, Анна и Каиафа, и возбудили весь свой народ против Него. И поскольку многие роптали, обращаясь ко мне, я повелел распять [Его].

(7) И когда Он был распят, настала тьма по всей вселенной, и солнце совершенно померкло, и тьма охватила светлый день, так что были видны звезды на небе, но имевшие померкшую яркость. О том, полагаю, ваше благочестие вполне осведомлено, ибо тогда во всем мире [из-за тьмы] зажигали светильники от шестого часа до вечера. И луна стала как в крови, и не сияла всю ночь, хотя была полной. И звезды, и Орион плакали из-за беззакония иудеев, совершенного ими.

(8) В первый день по субботе, в третьем часу ночи взошло солнце, как никогда светлое, и все небо осветилось. И как молнии блистающие зимой, величественные мужи в одеяниях неописуемого блеска и неизреченной славы появились в воздухе, и неисчислимое множество ангелов восклицало и говорило: «слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение» (Лк 2:14), изыдите из ада все порабощенные в преисподней! От голоса их горы поколебались, и камни расселись, и появились в земле пропасти великие, глубже самой большой глубины.

(9) И многие умершие воскресли из мертвых, и те иудеи, которые видели их, говорили: мы видели Авраама, и Исаака, и Иакова, и двенадцать патриархов, которые умерли две тысячи пятьсот лет назад; и мы видели Ноя во плоти. И все множество их шло и пело хвалу Богу громким голосом, говоря: воскрес из мертвых Господь Бог наш и всех умерших оживил, и, пленив[39] ад, умертвил его!

(10) Всю ночь, о вседержавный царь, не меркло сияние. И многие из иудеев погибли той ночью, поглощенные отверзшимися пропастями, так что даже не нашли их тел. Я говорю о тех, которые свидетельствовали против Иисуса. И одна лишь синагога была оставлена в Иерусалиме, а все остальные синагоги, которые обратились против Иисуса, были поглощены.

(11) Посему я, одержимый великим страхом и трепетом, в тот же час написал обо всем сверившимся с ними, чтобы сообщить твоему величеству.


6. ПИСЬМА ПИЛАТА И ИРОДА ТЕТРАРХА

Следующие два текста были опубликованы в XIX веке в собрании новозаветных апокрифов Британского музея. Это «послание» Ирода-тетрарха Пилату и ответное «письмо» последнего, приуроченные, видимо, к моменту суда над Иисусом Христом и последующим событиям. Сама мысль о возможности такой переписки почерпнута из Евангелия от Луки, где говорится об участии Ирода в деле Иисуса и о его примирении с Пилатом (23:12). Тетрарх жалуется римлянину на несчастья, постигшие его семью как расплата за зло, причиненное Иоанну Крестителю и Иисусу, а римский правитель подробно рассказывает о своей встрече с воскресшим Христом и о том, как он пытался вымолить у него прощение.

Исследователи отмечают, что изложенные в послании Ирода мысли напоминают рассуждения западнохристианского автора Лактанция (ок. 290–324 гг.) о превратностях судьбы. По сути же дела мы видим религиозно-наивное сочинение верующего христианина, бесконечно далекого от исторической реальности описываемой эпохи и подлинного характера такого искушенного политика, каким был Ирод Антипа, получивший в Евангелиях прозвище «лисицы» (Лк 13:32). Еще более тенденциозным выглядит ответное «послание Пилата», причем здесь особенно заметно влияние Евангелия от Никодима. Именно отсюда взяты имена жены Пилата и сотника у креста Иисуса, а также заимствована легенда о нисхождении Христа в ад. Хотя Ж. Вариот вслед за М. Врите датирует эту подделку VI или VII веками, судя по ряду признаков, она была изготовлена гораздо позже, к концу средневековья.

Перевод писем сделан по изданию: Variot A. J. Les Evangiles apocryphes. Historie litteraire forme primitive transformation. Paris, 1878. P. 111–112.

Ирод — Пилату, правителю Иерусалимскому, привет.

Я пребываю в большой тревоге и решил написать тебе, дабы ты знал, какие несчастье постигли мое семейство. Началось с того, что моя дочь Иродиада[40], которая мне очень дорога, ныряла в пруду, в глубине которого было холоднее, чем на поверхности, и вот холод сковал ее тело, и голова отделилась от туловища и осталась на поверхности, а остальное ушло в глубину. Увы мне! я похоронил ее голову в моем доме, пребывая в безмерной печали. Тут до меня дошла молва о чудотворце по имени Иисус; я захотел пойти к Нему, увидеть Его и узнать, кто отнял ее у меня. И Он открыл мне сокровенное, увы мне! что это была расплата за мою жестокость и беззаконие, совершенное против Иоанна Крестителя, и за все мои насмешки над Мессией, Который распространял по земле добро для всех детей Своих. Вот почему Господь совершил Свою месть, ибо Этот Человек был таковым по Своим делам. Но, поскольку ты превосходный судья в глазах Богочеловека, я надеюсь что ты попросишь Его за меня. И мой сын Азбониус[41] скончался в одночасье в [страшной] агонии. И это повергло меня еще в большее уныние и в еще большие мучения. Ибо я поражен водянкой и неизбывной печалью, которая преследует меня с того дня, как я казнил Иоанна Крестителя. Все это, мой друг, послано мне по приговору Божию. И моя жена лишилась зрения вследствие печали по смерти дочери; таков был довлеющий над нею рок. «Не мир принес я злым», — сказал Господь (Мф 10:34; Лк 12:51). Ибо настало время великой скорби и лишений, и, как было написано в нашем законе, пришло возмездие.

Эти знамения возвещали евреям о времени, когда они получат Новый Завет. Ибо Младенец принес свет немеркнущий, который они не увидели, и отвергли слово Господа и Его Сына. По этой причине я надеюсь на твою справедливость, на твою и твоей супруги, которая, как мне известно, молится за Иисуса днем и ночью; и тогда царство Милосердного придет к нам, избранному народу, и мы избежим превратностей судьбы. Но место там для нас мало, о Пилат, и наш удел, который мы имеем — наша жизнь; позаботься же о достойном погребении моем и моей семьи, ибо наши похороны смягчат беды, которые, как говорит Писание, обрушатся в пришествие Иисуса Мессии. Будь благополучен ты и твоя жена Прокла! Я посылаю тебе локоны с головы моей дочери и мой белый шарф для того, чтобы ты хранил память о мне после моей смерти, ибо дни мои сочтены и, увы! приговор моей болезни уже вступает в силу; и я опасаюсь приговора над тобою. Ибо для нас обоих явился сам Бог, как было предсказано, этот свет немеркнущий; и суд грядущий есть суд вечный.

Пилат — Ироду тетрарху, привет.

Я получил и рассмотрел твое письмо о Иисусе, кому сочувствует моя жена, и я свидетельствую сам, что я омыл свои руки и не виновен в крови Сего, Который восстал из гробницы после трех дней. И я сделал все что мог, как ты меня и просил, прежде, чем предать Его распятию. Но теперь, после мучительной смерти, несмотря на то, что солдаты сторожили Его гробницу, Он восстал из могилы, и как мне верно сообщают, объявился в Галилее в прежней телесной форме Своему окружению и Своим ученикам, внимающим Его учению, в котором не изменилось ничего, откровенно проповедуя воскресение [мертвых] и вечное царство. И вот небо и земля исполнились радостью, и моя жена Прокла уверовала в Него, так как она прежде видела послание, которое ты оправил мне, и прочла, какие злые помыслы питает народ израильский против Иисуса. Затем, когда моя жена Прокла узнала, что Иисус воскрес и объявился в Галилее, она отправилась туда вместе с центурионом Лонгином[42] и двенадцатью солдатами, сторожившими гробницу и видевшими великое зрелище воскресения Мессии. И она последовала за Его учениками. В то время, как она взирала на Него с изумлением, Он остановил на ней Свой взгляд и сказал: кто ты? веруешь ли ты в Меня? И когда Прокла ответила, что верит в завет, заключенный Богом с патриархами, Он сказал: в будущем веке все воскреснут из мертвых, как и Я. Так же, как теперь ты видишь Меня живым после распятия, так же и они выйдут из гробов. Теперь слушай Меня и веруй в Бога, Моего Отца, Который со Мной. Ибо я разорвал узы смерти (Деян 2:24), разрушил врата шеола[43] и явился затем к вам. И когда моя жена Прокла и воины услышали эти слова, они вернулись ко мне и рассказали с плачем о том, что Ему надлежало претерпеть козни врагов и пострадать ради нашей жизни. Тогда я облачился в траурные одежды и, взяв пятьдесят солдат и мою жену, направился с ними в Галилею. И прибыв туда, я свидетельствовал, что Ирод во всех вещах был согласен со мной, и вместе со мной пытался удержать ополчившихся на Него (Иисуса), и что судили и бичевали саму Истину, Господина Истины. И когда мы прибыли к Нему, о Ирод, то услышали и увидели чудесные знамения в небе и грохот на земле, и земля тряслась и источала сладкий аромат; ничего подобного не видывали в иерусалимском храме. Тогда я остановился, и мне предстал сам Господь наш, говорящий со Своими учениками.

Но я попросил сопровождавших меня передать Ему, что ты прежде написал мне письмо, в котором признал Его Творцом и Создателем всего сущего. И мы, когда умрем, восстанем благодаря Ему и выйдем из могил. И я обратился к Нему с такими словами: я грешен, Господь, в том, что участвовал в суде над Тобой, и Ты был осужден. Увы мне! я знал, что Ты Бог, Сын Божий, и не от человеков, но от Бога. И Ирод с детьми Израиля присоединяется ко мне. Вот исповедь моя, о Боже Израилев!

И моя жена в великой скорби добавила: Господь сил и света, Бог Израилев, не мне ходатайствовать по делу Понтия Пилата, не мне просить за сынов Израилевых и сынов священников, но прошу Тебя пощадить моего супруга в Твоей славе. — И Господь, приблизившись к нам, ко мне, моей жене и солдатам, показал Свои раны, полученные Им при распятии. И Он сказал: святые патриархи желали видеть то, что вы видите. Теперь настало время Господа, Сына Человеческого, Сына Всевышнего, когда умершие воскреснут в нетлении и обретут славу на веки вечные.


7. ПРИГОВОР ПИЛАТА

7а.

Апокрифическая и псевдоисторическая литература, связанная с именем Пилата, насчитывает более десятка сочинений различного объема. В период Средневековья появилось еще несколько вариантов донесения Пилата в Рим, а также ответов ему Тиверия Кесаря (или Клавдия)[44]. В сборнике К. Тишендорфа, помимо двух латинских и двух греческих версий Донесения (Epistola Pilati, Anaphora Pilati), содержится рассказ о допросе и наказании наместника по его прибытии в Рим — т. н. Обращение Пилата (Paradosis Pilati), а также отдельная легенда о смерти Пилата (Mors Pilati qui Jesum condemnavit)[45]. Кроме того, на сирийском языке до нас дошло адресованное Пилату вымышленное письмо некоего Феодора (возможно, вначале — того же Тиверия), в котором рассуждается о казни Христа[46]. Объединяет все эти сочинения их ярко выраженный прохристианский характер.

Непосредственное отношение к данной теме имеет еще одна средневековая подделка — т. н. «приговор» римского наместника, вынесенный Иисусу Христу. Впервые его приводит христианский писатель Андрихомий (кон. XVI – нач. XVII вв.), сообщая при этом, что взял его из неких «древних Анналов». В 1593 г. эта часть сочинения Андрихомия была опубликована. «Древние Анналы», на которые ссылался писатель, оказались средневековой летописью, а сам текст представляет собой схолию, с помощью которой пытались связать евангельский рассказ о суде над Иисусом с классическим римским судопроизводством. Документ это интересен тем, что показывает, каким в средние века виделось основание для судебного осуждения римлянами Иисуса Христа.

Текст приводится по кн.: Лопухин А. П. Библейская история в свете новейших исследований и открытий. Новый Завет. СПб., 1895.

Иисуса Назарянина, возмутителя народа, оскорбителя Цезаря и ложного Мессию, как доказано свидетельством большинства его собственного народа, отвести на обычное место казни и в посмеяние его мнимого царского величества среди двух разбойников пригвоздить к кресту. Иди, ликтор, готовь кресты!

7б.

Большие успехи археологии, всеобщая страсть к античным древностям, охватившая Европу в начале XIX века, имели свои издержки. В это время появляются многочисленные исторические фабрикации, в том числе и на евангельскую тему. Отсутствие каких-либо действительных археологических открытий в этой части компенсировалось различными псевдонаходками. К ним относятся еще два варианта «приговора Пилата». В одном из кельнских журналов за 1849 г. сообщалось, что при раскопках итальянского города Аквилеи в 1820 г. была обнаружен текст приговора, вынесенного Иисусу Христу, который «гравирован на еврейском языке на каменной плите, на обратной стороне которой находятся следующие слова: такая же плита была послана в каждое колено». Далее утверждалось, что в той же Аквилее нашли еще мраморный ящик, и в нем другой документ, озаглавленный: «Смертный приговор Пилата от слова до слова». Этот последний содержит более пространную вариацию первого текста.

Ученые с самого начала подозрительно отнеслись к обеим «находкам». Выражение «такая же плита была послана в каждое колено» напомнила свидетельство Иустина о том, что после казни Иисуса иудеи «разослали по всей вселенной избранных мужей разглашать, что появилась безбожная и беззаконная ересь чрез Иисуса какого-то Галилеянина, льстеца, Которого мы распяли» (Разговор с Трифоном иудеем, 108). Все пункты «приговора» целиком основываются на евангельском материале и мало согласуются с талмудической традицией. Это произведение человека, опирающегося на Евангелия и труды учителей церкви, и вряд ли у опубликованного французского текста действительно имелся еврейский прототип.

Русский перевод более краткого варианта приводится по кн.: Маккавейский Н. К. Археология истории страданий Господа Иисуса Христа. Киев, 1891. С. 160.

Приговор, объявленный Понтием Пилатом, наместником Нижней Галилеи, гласящий, что Иисус из Назарета должен умереть крестной смертью.

В 17-й год правления императора Тиберия и в 25-й день месяца марта в священном городе Иерусалиме, когда Анна и Каиафа были священниками и жрецами Бога, Понтий Пилат, наместник Нижней Галилеи, восседая на судейском седалище претора, присуждает Иисусу из Назарета умереть на кресте между двумя злодеями, так как великие и достоверные свидетельства народа показали: 1) Иисус соблазнитель. 2) Он бунтовщик. 3) Он враг закона. 4) Он называет себя ложно Сыном Божиим. 5) Он ложно выдает себя за царя израильского. 6) Он вступил в храм в сопровождении толпы, которая несла пальмы в руках. Приказывает первому центуриону, Квинту Корнелию, вести Его на место казни. Запрещает всем, бедным и богатым, препятствовать исполнению смертной казни Иисуса. Свидетели, подписавшие смертный приговор Иисуса, суть: 1) Даниил Рабани, 2) Иоанн Зоровавель, 3) Рафаил Рабани, 4) Капет книжник. Иисус будет выведен из города Иерусалима чрез ворота Struenea.


8. П Р И Л О Ж Е Н И Е

Гермидий, Ейшу и другие вымышленные свидетели воскресения Христа

В последнее время в околоцерковной литературе все чаще мелькают «свидетельства очевидцев» воскресения Христа, таких, например, как грек Гермидий (Гормизий), которому приписано авторство некоей «Истории иудеев», а также сирийский врач Ейшу (Эйшу), служивший будто бы при Понтии Пилате. Мало того, утверждается, что «это только небольшая часть источников, где говорится, что Христос действительно воскрес. [О том же писали] Епифаний Африкан, Евсевий Египетский, Сардоний Панидор, Ипполит Македонянин, Аммон (Аммион) Александрийский, Сабеллин Грек, Исаакий Иерусалимский, Константин Тирский (Констанций Кирский) и другие. Это только те, кто жили во время Христа, причем находились в Иерусалиме или в непосредственной близости от него и явились очевидцами самого воскресения или неопровержимых фактов, подтверждающих его… Среди еврейских писателей того времени, прямо говоривших о воскресении, находим таких авторов, как Уриста Галилеянин (Урия Гамиянин), Ганон Месопотамский, Шербрум-отец, Фернан (Ферман) из Сарепты, Манания-врач, Навин Антиохий(ский), Маферкант (Миферкант)»[47].

Перечень этот является своего рода образцом историографической фальсификации. Указанных лиц, включая Гермидия и Ейшу, никогда не было в действительности; все они вымышлены. Напрасно искать упоминаний о них в трудах раннехристианских писателей, апологетов и учителей церкви, и даже в подробном византийском словаре Суда. Эти «свидетели» были изобретены в 60–80-х годах прошлого столетия и с тех пор кочуют по страницам псевдонаучных изданий в расчете на несведущего читателя. В 1993 г. подобные «изыскания» опубликовал «Русский вестник» (Нью-Йорк) в виде неизвестной дотоле статьи академика А. И. Белецкого (1884–1961); точнее даже — в виде его «докладной записки в ЦК КПУ[краины]», посвященной состоянию советской антирелигиозной пропаганды (?!). С тех пор все эти «открытия», как правило, связываются с именем А. И. Белецкого. Однако еще раньше такие же или почти такие псевдосвидетельства в виде новообретенных апокрифов распространялись в машинописной и самиздатовской литературе. Характерно, что в Европе эти документы не были известны до российских публикаций и появились в западной прессе со ссылкой на ту же «докладную записку» А. И. Белецкого. Таков, по-видимому, новейший российский «вклад» в нескончаемую череду фабрикаций на евангельскую тематику[48].

Появление подобных фальшивок стало возможным в условиях растущего спроса христиан на внебиблейские исторические свидетельства (желательно, письменные) воскресения Христа из мертвых (при том, что в науке еще не снята проблема историчности Иисуса Христа как такового). Конечно же, это оборотная сторона глубокого кризиса веры. Необычайная популярность псевдоисторических документов объясняется также отсутствием систематизированных источниковедческих работ по данной теме, доступных широкой общественности.

Несмотря на обилие имен вымышленных свидетелей воскресения Христа, непосредственные «свидетельства» влагаются в уста только двоих из них: Гермидия и Ейшу. При этом очевидно, что «свидетельства» эти целиком основаны на евангельском материале и во многом повторяют сочинения беллетристов XIX–XX вв., описывавших, следуя Евангелиям, воскресение Иисуса из мертвых. Мы решили познакомить читателя с указанными подделками (хотя, признаться, занятие это мало приятное), приведя их по одной из первых публикаций в книге А. В. Мартынова «Исповедимый путь» (М., 1989. С. 127–128):

Тринадцать свидетелей оставили описания воскресения Христа. Наиболее значимые из них — грек Гормизий, занимавший пост биографа правителей Иудеи, в том числе Понтийского Пилата, и уже упоминавшийся врач Ейшу...

«Приблизившись ко гробу, находясь шагах в полутораста от него, — пишет Гормизий, — мы видели в слабом свете ранней зари стражу у гроба: два человека сидели, остальные лежали на земле у костра. Было очень тихо. Мы шли медленно, нас обогнала стража, шедшая сменить ту, которая находилась там с вечера. Вдруг стало очень светло. Мы не могли сразу понять, откуда этот свет, но вскоре увидели, что он исходит от движущегося сияющего облака. Оно опустилось над гробом и там, над землею, показался человек, как бы весь состоящий из света. Затем раздался удар грома, но не с небес, а на земле. От этого страшного грома находившаяся на месте стража в ужасе вскочила, а затем упала. В этот момент справа от нас по тропинке спускалась женщина. Она вдруг закричала: "Открылась! Открылась! Открылась!" В тот же миг нам стало ясно, что очень большой камень, лежавший на крышке гроба как бы сам собою поднялся, открыв гроб. Мы очень испугались. Через некоторое время свет исчез и все стало таким, как обычно. Когда мы приблизились ко гробу, оказалось, что там уже нет тела погребенного в нем человека».

Ейшу по поручению Пилата с вечера накануне воскресения находился у гроба с пятью своими помощниками-сирийцами, всегда сопутствующими ему. Он же был свидетелем погребения Христа. В субботу он дважды осматривал гроб, а вечером по приказанию Пилата отправился сюда с помощниками и должен был провести здесь ночь. Зная о пророчествах относительно воскресения Христа, Ейшу и его помощники-медики интересовались этим и с точки зрения естествоиспытателей. Поэтому все, связанное с Христом и Его смертью, они тщательно исследовали. В ночь под Воскресение они бодрствовали по очереди. С вечера помощники Ейшу легли спать, но задолго до воскресения проснулись и возобновили наблюдения за происходящим. «Мы все — врачи, стража и остальные, — пишет Ейшу, — были здоровы, бодры, чувствовали себя, как всегда. У нас не было никаких предчувствий. Мы совершенно не верили, что умерший может воскреснуть. Но Он действительно воскрес, и все мы видели это собственными глазами».


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Арабское Евангелие детства, 7.
[2] 3 г. до н. э. Под прозвищем Двурогий на Востоке известен Александр Великий. Здесь имеется в виду Селевкидская эра, начавшаяся в 311 г. до н. э.
[3] Буквально: «судьею» (kadi).
[4] Далее в рукописи повреждено несколько слов.
[5] В сирийском христианском сочинении «Пещера сокровищ» (V–VI вв.) говорится, что предсказание о рождении Христа содержалось в кннге Gelyвnв dhe Nemrфdh («Откровение Нимрода»). Далее в этом сочинении перечисляются по именам двенадцать волхвов-магов, пришедших к младенцу Иисусу. См.: The Book of the Cave of treasures. Transl. by E. A. W. Budge. London, 1927. P. 84.
[6] В рукописи испорчено несколько слов.
[7] Т. е. Селевкидской эры. См. прим. 2.
[8] Bratke E. Das sogenannte Religionsgeshpдch am Hofe der Sassaniden. Leipzig, 1899. S. 189–207.
[9] Порфирьев И. Я. Апокрифические сказания о новозаветных лицах и событиях по рукописям Соловецкой библиотеки // СОРЯС, 1890. Т. 52, № 4. С. 149–155.
[10] Цит. по кн.: Бобров А. Г. Апокрифическое Сказание Афродитиана в литературе и книжности Древней Руси. Исследования и тексты. СПб., 1994. С. 139–142.
[11] Ис 44:28.
[12] Под «рыбой» здесь подразумевается Иисус Христос. В раннехристианской живописи он часто изображался в виде рыбы.
[13] Phillips G. Doctrina Addaei, the Apostle. London, 1876; в рус. пер.: Мещерская Е. Н. Апокрифические деяния апостолов. Новозаветные апокрифы в сирийской литературе. М., 1997. С. 77–111.
[14] О болезни Абгара V имеются различные мнения. Прокопий Кесарийский сообщает, что он страдал подагрой (см далее); позднейшие греческие версии легенды об Абгаре говорят, что его мучила проказа. См.: Мещерская Е. Н. Указ. соч. С. 122, прим. 30.
[15] Греч. букв.: «правитель местности».
[16] Добавление об Иуде Фоме возникло, очевидно, в связи с появлением в Эдессе в качестве святыни останков апостола Фомы. Под 394 годом (83 г. н. э.) «Эдесская хроника» сообщает о том, что «привезли ларец апостола мар Фомы в его большой храм».
[17] Ср. с сообщением Тольдот Иешу о намерении царицы Елены перебить всех мудрецов Израиля в отместку за казнь Иисуса (раздел V, документы 9а–в).
[18] В «Учении Аддая апостола» он назван «одним из знатных, которые сидели в совете его, Абгара». См.: Мещерская Е. Н. Указ. соч. С. 121, прим. 28.
[19] Очевидно, имеется в виду Селевкидская эра, начавшаяся в 311 г. до н. э. 340 год соответствует 29 г. н. э.
[20] Лицо не историческое.
[21] «Великий муж». На самом деле сирийское 'Абгар значит «Хромой».
[22] В «Учении Аддая апостола»: Сабин, сын Евсторгия. Иосиф Флавий сообщает о Сабине, сирийском уполномоченном Цезаря Августа 4–3 гг. до н. э. (Древности, XVII, 9.3).
[23] По Моисею Хоенскому, Арташес, сын Аршавира, был царем Персии (Парфии) и воевал со своими братьями Кареном и Суреном, пока не помирился с ними при посредничестве Абгара (II, 28).
[24] Легенда о портрете Иисуса отсутствует у Евсевия, но появляется у Моисея Хоренского и в «Учении Аддая апостола». Как показывают исследования, легенда эта также возникла в эдесской христианской общине. Впоследствии она получила широкую известность и обросла новыми подробностями. Как рассказывают церковные писатели Евагрий Схоластик, Иоанн Дамаскин и др., послом Абгара к Иисусу был никто иной как евангелист Лука, бывший к тому же живописцем. Заметив, что Лука пишет его портрет, Иисус велел подать плащаницу, умылся, отер плащаницей лицо, отчего на ней отпечатался его «нерукотворный образ», который затем и был доставлен Абгару.
Поскольку в рассказе одного галльского паломника, посетившего Эдессу ок. 390 г. (Sanctae Silviae Peregrinatio // CSEL T. 39. P. 60–63), не содержится никакого намека на такое изображение, мы можем считать временем появления легенды о «нерукотворном образе» Христа — 390–430 гг.
[25] В наименование Абгара царем армянским чувствуется рука армянских редакторов, возможно, самого Моисея Хоренского.
[26] Впервые о намерении Тиберия причислить Христа к лику богов сообщает Тертуллиан в «Апологии» V, 2: «Тиберий доложил сенату, что ему из Сирии Палестинской сообщили, что там явил Себя людям истинный Бог; к этому донесению присовокупил он и свое мнение. Сенат отклонил его, так как сам предварительно ничего не разузнал. Цезарь остался при своем убеждении и пригрозил тяжким наказанием обвинителям христиан». Последующие христианские писатели, говоря о благоговении Тиберия перед Христом, ссылались на это сообщение Тертуллиана (Иероним Стридонский. Изложение Хроники Евсевия Кесарийского, 38; Георгий Амартол. Сокращенная хроника, III, 114). Текст Моисея Хоренского представляет из себя пересказ сообщения Тертуллиана в первом лице.
[27] В I в. такого правителя не было ни в Парфии, ни в соседних странах.
[28] Судя по «Учению Аддая апостола», это был придворный Абгара V.
[29] Природные стихии, занимавшие особое место в персидском (зороастрийском) культе.
[30] Прокопий имеет в виду предшествующих христианских авторов, описывавших переписку Абгара и Иисуса. Это дополнение в конце письма Иисуса появляется в «Учении Аддая апостола».
[31] Судя по всему, Прокопий собственными глазами видел эту надпись.
[32] 30 г. н. э.
[33] Это обращение к Иисусу как к целителю, а не как к Спасителю благому (как в традиционных греческих, сирийских и армянских цитатах), объясняется, видимо, мусульманской редакцией сочинения Агапия, произошедшей при переводе его рукописи на арабский язык, либо несколько позже.
[34] Характерно, что в этом варианте письма не говорится о воскресении самого Мессии. Так же как в случае со «свидетельством Флавия» это можно объяснить мусульманской обработкой первоначального текста Агапия.
[35] Fabricius J. A. Codex Apocryphus Novi Testamenti. Т. 1. 1703. P. 302.
[36] Мф 27:18; Мк 15:10.
[37] По сообщению Евсевия Кесарийского, кровоточивая женщина, исцеленная Христом, происходила из Кесарии Палестинской (Панеады) (Церковная история, VII, 18).
[38] Этнарха Архелая к тому времени уже давно не было в живых.
[39] Букв.: «ограбив» (sulh,saj).
[40] Так звали не дочь, а жену Ирода-тетрарха (Мф 14:3; Мк 6:17; Лк 3:19; Иосиф Флавий. Древности, XVIII, 5.4).
[41] Такого сына у Ирода не было. Само имя это не еврейское и не греческое.
[42] В преданиях Западной церкви Лонгином называется центурион в Евангелии от Марка (16:39) и сотник в Евангелиях от Матфея (27:54) и Луки (23:47). По рассказу Исихия Иерусалимского (ум. 450 г.) сотник Лонгин, видя тьму и землетрясение, последовавшие за смертью Иисуса на кресте, устрашился, раскаялся, стал проповедником христианства и погиб мученической смертью в Кесарии Каппадокийской в 58 г. В храме Гроба Господня в Иерусалиме имеется придел, посвященный святому Лонгину.
[43] Шеол — евр. «яма, могила», впоследствии понимаемый как преисподняя, местопребывание умерших грешников.
[44] Один из них см.: Thilo J. C. Codex Apocryphis Novi Testamenti. Leipzig, 1832. P. 801.
[45] Tischendorf C. Evangelia Apocrypha. Lipsiae (Leipzig), 1853. P. 392–395, 411–435.
[46] Cowper B. H. Syriac Miscellanies. Extracts relating to the First and Second General Councils, and various other quotations, theological, historical and classical. London, 1861. Add. MSS, 14609.
[47] «Русский вестник». 1993, № 11. В круглых скобках даны варианты имен по другим публикациям: Юнак Д. О. Миф или действительность. Исторические и научные доводы в защиту Библии. М., 1996 С. 110–114; Сальникова С. П. После Воскресения или тайны новозаветных Евангелий. М., 1999.
[48] Новейший, но далеко не первый российский «вклад». Этим успешно занимались наши далекие предки (взять хотя бы древнерусскую версию «Иудейской войны» Иосифа Флавия) и не очень далекие. См.: Письмо от раввина Измаила к Моисею Законоведцу, писанное в самое то время, когда был распят на кресте Христос Спаситель. СПб, 1804.

Назад   Вперед